В Колумбию - в гости к Адриану Бругману

Третья страна, которую мы посетили в поездке по Южной Америке (См. материалы А. Чурилова о путешествиях по Перу и Бразилии в журналах "Aquarium Magazine" № 3(8)/2005 и "AQUA Animals" № 1/2005) — это Колумбия. Как и в Перу и в Бразилии, основной целью нашей поездки было посещение крупнейших аквариумных хозяйств, и именно поэтому в Колумбию мы ехали с особым чувством. Моим давним партнером в этой стране является Адриан Бругман. С рыбой, которую он присылает, у нас было меньше всего проблем, ее качество обычно намного выше, чем у присылаемой из других фирм, и одной из целей посещения его хозяйства было поднабраться опыта и изучить приемы работы с дикой южноамериканской рыбой.

Почти вся территория Колумбии, простирающаяся по сельве, имеет статус национального парка, откуда вывоз животных и растений очень ограничен. Эта часть страны до сих пор мало изучена и плохо исследована, и принадлежит индейским племенам, кокаиновым баронам и: ловцам экзотической рыбы. Это настоящий рай для аквариумиста. В водоемах колумбийской сельвы средняя температура воды — 24-26 °С. Нерест большинства колумбийских видов рыб приходится на начало периода дождей, когда температура воды понижается. Цивилизация в Колумбии сосредоточена в основном в горах и на побережье. Богота, столица Колумбии, находится на высоте 2600 метров над уровнем моря, на плато в кольце гор. Воздух очень разреженный, горный. С непривычки сердце не справляется с малым содержанием кислорода и низким давлением. Погода в Боготе летом очень похожа на погоду в средней России в конце мая — начале июня, нет такой жары, как, например, в Бразилии. Под стать климату и растительность: те же клевер, одуванчики, мелкие злаковые: Живописные луга, раскинувшиеся вокруг колумбийской столицы, покрыты огромным количеством цветов. В садах — кофейные деревья, выглядящие на этом фоне очень необычно. В горных речках — чистая, холодная, насыщенная кислородом вода, которая вполне подходит для выращивания форели, производство которой там поставлено на хорошем уровне. Вообще, многие пейзажи напоминают южнорусские или украинские. И все бы хорошо, если бы не колоссальный уровень преступности и постоянная террористическая опасность. Фактически, порядок в колумбийской столице поддерживается только тем, что город вместо полиции патрулируют военные наряды на бронетехнике.

К сожалению, аквариумному (как, впрочем, и любому другому) бизнесу в Колумбии сильно мешает нестабильная политическая ситуация в этой стране. То и дело в новостях мировых информационных агентств проскакивают сообщения о терроризме, беспорядках, «разборках» между преступными картелями, происходящих здесь. Причина проста. Точнее, их две: кокаин и изумруды. В Колумбии достаточно массово растет дикая кока, а изумрудные копи Колумбии не раз на протяжении истории страны становились причинами войн. Эти два фактора, фактически, воспитали у коренного населения Колумбии криминальный менталитет, и даже если их не станет — этот народ еще очень долго не сможет жить и работать цивилизованно.

В последние годы терроризм в Колумбии основан уже не только и не столько на разборках, связанных с наркомафией и производством кокаина. Это уже чисто криминальный рэкет, осуществляемый террористическими методами. Например, когда в Колумбию пришли нефтяные компании, в надежде развить там бизнес, местное население без восторга отнеслось к новым рабочим местам, предложенным нефтяниками, несмотря на довольно выгодные условия. Они предпочли поступить по-другому: взорвали нефтепровод, а потом потребовали от нефтяной компании платить им дань за то, чтобы таких взрывов больше не было. Логика у них проста и незатейлива: «Хотите тут добывать нефть — давайте нам денег. Не будете давать денег — мы будем вас взрывать». Бороться с этой, въевшейся в плоть и кровь колумбийцев террористической идеологией — практически невозможно. Некоторые фирмы откупаются. Тогда террористы не трогают сооружения этой фирмы, а взрывают трубы соседней. Работать никто из них даже и не собирается, рабочие места и развитая экономика им не нужны. Способ добычи денег у них примерно такой же, как у наших чеченцев: Колумбия — это страна, более полувека находившаяся в состоянии гражданской войны. Они просто не умеют ничего другого, кроме как взрывать и стрелять. Предпринимателям (в основном — осевшим в стране в разное время иностранцам), в том числе и зообизнесменам, и рыборазводчикам, в этих условиях приходится непросто. Например, известно, что Колумбия — родина парчового птеригоплихта (Glyptoperichthys gibbiceps), одной из самых популярных крупных лорикарид. Именно отсюда его когда-то вывезли в Азию, где теперь довольно массово разводят в прудах. В Колумбии один европейский предприниматель построил прудовое хозяйство по разведению птеригоплихта по типу азиатских хозяйств и начал производство. Дело шло весьма успешно: понятно, что на родине вида параметры воды и климата ему подходили идеально. Однако семь лет назад в Колумбии с новой силой разгорелись политические и криминальные конфликты, в результате чего он вынужден был закрыть дело и уехать. Известного колумбийского рыборазводчика Адриана Бругмана, в гости к которому мы приехали, тоже очень беспокоит постоянная террористическая угроза. «К сожалению, одним из самых массовых способов добычи денег для местного населения стало похищение людей, — рассказывает Адриан. — Если видят, что человек чего-то достиг, добился, живет неплохо — запросто могут похитить его жену или ребенка, и потребовать крупный выкуп. В Колумбии похищение европейцев, предпринимателей, приняло массовый характер: за последний год было похищено около 3000 человек. Мне надоело жить на «пороховой бочке», и я вывез семью в Картахену — курортный город на побережье, где много европейцев и обстановка спокойнее.

Адриан Бругман — выходец из Амстердама, из рода потомственных столяров и плотников. В семье бережно хранятся личные вещи Петра I, который учился плотницкому делу в Голландии у предков Бругмана. В конце 1930-х годов семья уехала в Колумбию от надвигающейся угрозы фашизма в Европе. По образованию он ихтиолог, ихтиопатолог, многие десятилетия занимается изучением ихтиофауны Южной Америки. Успешный бизнес по передержке и экспорту экзотических обитателей колумбийских водоемов, поставленный на научную основу, идет в гору. У Бругмана — великолепный дом, потрясающий сад с мандаринами, кофе, экзотическими кустарниками. Сам дом внутри похож на музей, здесь бережно хранится множество старинных вещей, связанных со славной историей его предков, антиквариата, множество предметов материальной культуры и искусства индейцев амазонской сельвы. Дом Бругманы построили по собственному проекту: жена и дочери потомственного плотника — художницы, дизайнеры, и вся архитектура их дома абсолютно уникальна.

После радушной встречи и знакомства с коллекциями, идем в аквариальную. Хозяйство здесь устроено предельно просто. От проточных систем отказались, все емкости содержатся на регулярной частой подмене воды. Везде мощная аэрация и фильтрация. Вода кристально чистая, все аккуратно и ухожено. Очень многое из оборудования сделано своими руками, но все самоделки продуманы, рациональны, и эффективны, хотя часто и весьма незатейливы по внешнему виду.

Отдельно расположено «больничное» отделение. Здесь проходит дополнительное лечение та рыба, у которой выявлены тяжелые заболевания. Но серьезному лечению подвергается абсолютно вся рыба, поступающая из сельвы. Адриан Бругман, сам специалист по заболеваниям рыб, поддерживает плотные научные контакты с всемирно известным специалистом доктором Дж. Басслеером, и лечение всех сложных случаев проходит по его прямым консультациям. Всю приходящую в хозяйство рыбу обязательно пролечивают антибиотиками последнего поколения. В хозяйстве, например, довольно успешно пытаются бороться с неоновой болезнью (плистофорозом), который часто является причиной больших проблем у экспортеров и импортеров. Кстати, доктор Басслеер четко разделяет препараты, использующиеся для лечения дикой и разводной рыбы. По его глубокому убеждению, разделяемому и Бругманом, паразитарный фон (а соответственно, и курсы лечения) у южноамериканской рыбы, взятой из природы и у той же рыбы из азиатских прудовых хозяйств — совершенно разный, и подход к ней должен быть совершенно разным.

Какие виды в первую очередь везут из Колумбии? Ну, самое первое — это Pterophyllum altum. Именно колумбийские альтумы — самые лучшие. Далее — харациновая рыба. Здесь водится бесконечное число видов харациновых, как массовых и давно завоевавших популярность у аквариумистов всего мира, так и малоизвестных. Да еще каждый год открывают и описывают все новые и новые виды. Колумбия сегодня занимает твердое первое место в мире по разнообразию харациновых. На весь мир известен колумбийский красный неон — крупный, яркий, здоровый. Это тоже заслуга Бругмана: именно он разработал методику пролечивания и откорма красного неона, которой теперь успешно пользуются. Я спрашивал у местных специалистов, в чем отличие бразильского и колумбийского красного неона? В литературе часто пишут, что европейские ихтиологи нашли какую-то разницу между ними. Колумбийские специалисты уверены, что в природе никакого отличия между ними нет. «Красный неон имеет непрерывный не разделенный ареал, часть которого находится на территории Колумбии, а часть — Бразилии. В обеих странах ловят одну и ту же рыбу, свободно перемещающуюся в пределах ареала. Разница — только в условиях содержания в передержечных и карантинных хозяйствах. Различные методики лечения, разный рацион кормления в карантине, разные условия — и на выходе получаем ту самую разницу в размере и окраске, которая вызывает бурление в головах европейских ихтиологов». Красного неона в Колумбии ловят с помощью запруд: перегораживают речку, ставят запруду, и стайки неонов там накапливаются. Кстати, в природе это весьма массовый вид. Водятся в Колумбии и пресноводные скаты из рода Potamotrygon. Это очень не простая в адаптации рыба: она быстро растет, сложна в транспортировке, однако и ее тоже поставляют на европейский рынок.

Мы идем вдоль бесконечных рядов стоек с рыбой, готовящейся к отправке. Вот ариусы — солоноводные сомы, очень интересные и симпатичные. Адриан рассказывает о методике перевода их на пресноводное содержание. Это не просто, но ему это удается, и ариусы тоже едут в Европу, несмотря на ряд трудностей, подстерегающих этих сомов при перевозке. Вот сидят великолепного качества арованы. Дорогие, но красивые и здоровые. Идем дальше: лепоринусы, наностомусы, хемиодопсисы, креницихлы, пимелодусы, апистограммы... Просто глаза разбегаются!

Однако снова возвращаемся к разговору о Pterophyllum altum. Европейские ученые спорят, чей это вид — перуанский, бразильский или колумбийский? «Могу точно сказать, — утверждает Адриан, — в Перу альтума нет, и быть не может! Там есть свои птерофиллумы, довольно крупные скалярии, похожие снизу на альтума, а сверху — совершенно другие. Глаза типичные для скалярии, тело... При этом поставщики зачастую называют их альтумами, а чаще всего вообще не видят разницы между этими видами. Скорее всего, это какая-то местная раса Pterophyllum scalare». Настоящий альтум происходит только из Ориноко, его вылавливают в основном в Колумбии, и немного — в Бразилии. Ловят альтума ночью, с фонариком, как дискусов: у них положительный фототаксис, они идут на свет. Кстати, хотя нормальный размер Pterophyllum altum — до 15-20 см, эта рыба растет всю жизнь, и к старости, уже после прекращения нерестовой активности, может дорасти до 40 и даже 45 сантиметров.

Когда мы ходили по карантинному хозяйству, к Бругману пришла очередная поставка из сельвы. Пока сотрудники принимали, сортировали и высаживали рыбу, продолжаем приставать с вопросами о местах и способах ее лова. Оказалось, ловят разные виды и на свет, и сетями, и особыми сачками, и запрудами, и не только. Очень много рыбы собирают во время сухого сезона в бочагах, лужах и старицах на обмелевших участках водоемов. Карантинирование и экспорт экзотических аквариумных рыб — бизнес, находящийся под пристальным вниманием Национального департамента ветеринарии (IСA), который мы тоже посетили во время нашей поездки. Беседа с чиновниками IСA, посвященная сохранению дикой природы наших стран, произвела на нас благоприятное впечатление. Нам показалось, что в этом учреждении сидят люди, которым небезразлична судьба флоры и фауны родной страны. Компания Адриана Бругмана строго соблюдает требования IСA (которые ничуть не менее строги, чем в России), поэтому находится в департаменте на хорошем счету.

С небольшими перерывами на кофе и еду наша «экскурсия» продолжается до вечера. Вечер в этих местах тоже великолепен: природа, чистый воздух, перекликаются неведомые ночные птицы. Красота необыкновенная! Даже и не подумаешь, что этот тропический рай — одна из самых опасных стран мира, наполненная террористами...

Добавить комментарий