Рыба "с колес": от реки до магазина

Значимость этой темы невозможно переоценить, ведь в ней заключаются причины большинства всех заболеваний аквариумных рыб, а значит и отсутствия развития аквариумистики в нашей стране в последние годы. Поэтому так важно простым аквариумистам понять эти причины и всем вместе, кто любит это дело, изменить ситуацию.

Итак, начнем. С чего начинается торговля аквариумной рыбой? С ее поимки в природе, передержки у поставщиков и многоступенчатой транспортировки в разные страны мира до карантинных баз, оптовиков первого звена, а затем и до зоомагазинов и других розничных торговцев. Зачастую за это время рыба переупаковывается много раз, передерживается короткое время в воде с разными и часто меняющимися характеристиками, многократно выдерживает авиаперелеты и многочисленные обработки химическими препаратами, порой без системы и наугад. Знайте, и пусть у вас не будет иллюзий, какая бы рыба ни пришла к нам из-за рубежа, будь то выловленная из природы в Бразилии, либо разведенная на фермах в странах Юго-Восточной Азии, любая из них всегда является носителем различных заболеваний, подчас в скрытых и даже в трудно определяемых формах. Почему дело обстоит именно так, и к чему это приводит — вы узнаете и поймете, прочтя эту статью.

Качество привозной рыбы на прилавках отечественных зоомагазинов зависит в основном от трех факторов: уровня знаний, опыта и порядочности экспортеров и от умения и желания наших отечественных импортеров адаптировать и лечить эту рыбу, а так же от того, как они, и все прочие оптовые торговцы, ее содержат впоследствии. Сначала посмотрим, как дело обстоит на местах вылова.

Ихтиопатологический анализ прибывающей к нам из-за рубежа рыбы показывает весь букет возбудителей заболеваний: бактерии, амебы, жгутиковые, грибки, паразитические ракообразные и черви-сосальщики различных классов, подчас с трудом поддающиеся определению — все это в изобилии присутствует на жабрах, кожных покровах, в кровеносной системе и кишечнике импортной рыбы, особенно импортированной из Юго-Восточной Азии. Порой на одном виде рыб может присутствовать более десятка разнообразных заболеваний, как, например, всегда бывает с золотыми рыбками, приходящими из стран Азии. Рыбы заражаются этими инфекциями как в природных биотопах, так и, в особенности, на рыборазводческих фермах, где они содержатся, как правило, в прудах с очень высокой плотностью посадки, а порой в каналах или просто земляных ямах с грязной водой. Воду в такие системы заводят из ближайшей речки, не подвергая ее какой-либо очистке и обработке, а о современных системах фильтрации азиатские и, тем более, латиноамериканские и африканские рыбоводы, за малым исключением, и понятия не имеют. Перед отправкой из стран-поставщиков в страны-получатели рыба проходит «подготовку». В большинстве случаев она заключается в том, что группы рыб сортируются, часто весьма приблизительно, по видам и размеру, и размещаются в небольшие емкости (иногда просто в деревянные ящики, выстланные изнутри полиэтиленом), иной раз даже без аэрации. В этих отсадниках рыбу не кормят 2-3 дня, а иногда и больше, чтобы очистить кишечник перед упаковкой. В принципе, это правильно, но иногда отправка откладывается и тогда либо рыба кормится и к следующей отправке не успевает очиститься, а значит, травится в дороге, либо не кормится еще несколько дней и истощается, порой необратимо. Плотность посадки рыбы при этом, обычно, еще более увеличивают, а никаких дополнительных мер безопасности не применяют. До отправки рыбу держат на легких профилактических препаратах, которые не лечат имеющиеся заболевания, а только удерживают их развитие. А многие фирмы, в основном в Азии вообще рыбу ничем не лечат и даже не обрабатывают от паразитов.

А вот еще зарисовка с натуры. Наши люди в одной крупной малайзийской фирме наблюдали такую картину — сотрудница данной компании проходила вдоль рядов с бассейнами, в которых сидела рыба не только для отправки, но и на вырост, и сыпала ковшом соль. Эти действия осуществлялись наугад и на глазок. Удивляться тут нечему. Работников в такие хозяйства набирают прямо с улицы, а текучка кадров, по причине частых увольнений, бешеная. В результате замеров оказалось, что в одних бассейнах концентрация соли составляла 1,5 %, а в других до 5-6 %. Так многие азиаты пытаются приостановить развитие некоторых заболеваний, несмотря на то, что для многих видов дозировки соли более 3 % в течение свыше 5 дней губительны. А потом в России получатели удивляются, почему у рыб отказывают почки.

При упаковке рыбы для ее отправки самолетом, поставщики, как правило, не добавляют в пакеты с водой никаких специальных и так необходимых антистрессовых и антисептических препаратов. Иногда потому что жалко, иногда просто не хватает времени, а иногда потому, что просто забывают. Особенно страдают «забывчивостью» поставщики из Перу и Таиланда. Бывали случаи, когда в поставке половина пакетов с одним видом рыбы приходила с транспортными медикаментами, а половина без них. Также и при карантинировании многие хозяйства не применяют медикаменты вовсе. Азиатам проще и дешевле выкинуть хоть половину рыбы, а остальное послать заказчикам. Ведь благодаря дешевой рабочей силе, бесплатным климатическим ресурсам и обширным территориям, экономически невыгодно развивать технологии, поэтому, экспортируя рыбу, поставщики берут количеством и остаются на уровне глухого средневековья.

Не лучше обстоят дела и в некоторых странах Латинской Америки. Зачастую в промежуточных хозяйствах на местах отлова природной рыбы царит еще худшая антисанитария и бесконтрольность рабочих процессов. Бывают случаи, когда из стран Южной Америки некоторые особо недобросовестные поставщики упаковывают в отправку рыб еле живых, либо вообще уже мертвых (чтобы потом все списать на «гибель в пути»), рыб не тех размеров, да и вообще не те виды, что заказываешь. Как правило, это происходит со второй поставки от конкретной фирмы тому же получателю. А вот первую поставку всегда стараются из кожи вон вылезти, но приготовить и выслать более-менее хорошо, чтобы «зацепить» клиента. Хитрость заключается в том, что деньги они всегда берут вперед и 100%, причем не только за саму рыбу, но и за доставку, кстати, тоже весьма серьезно накручивая на авиаперевозках (по сговору с менеджерами местных авиакомпаний). И это не все. Перуанцы, например, не могут спокойно заснуть в день отправки, если не обманут еще и на весе груза, завышая его реальный вес процентов на десять. Ну вот, а помимо всего прочего, после первой же отправки выясняется, что они остаются должны денег за недопоставку (под предлогом, что всей рыбы в наличии не оказалось, или более благородно, мол, не хотели высылать вам рыбу плохого качества). Даже предлагают компенсацию за сдохшую по дороге рыбу, правда, только при следующей поставке. Так и сажают «на крючок». Но долгов они никогда не возвращают, фактически вынуждая сделать следующий заказ. Такая вот незамысловатая цепочка по «разведению» заказчика. Порой диву даешься, откуда у этих народов такая хитрость, как будто кто-то более опытный надоумил. Их можно сколько угодно ругать, писать им, звонить, просить изменить отношение к делу, но все это — бесполезно. Поэтому импортерам остается только приспосабливаться к условиям работы с зарубежными поставщиками или не работать с ними вовсе, как это происходит уже пять лет подряд с перуанцами.

Через несколько дней содержания без кормления рыба пакуется в пакеты и отправляется по длинной транспортной схеме: от местных ловцов или из прудовых хозяйств автомобилем до аэродрома малой авиации, затем местным рейсом, на «кукурузнике», в ближайший международный аэропорт, а уже оттуда — по всему миру. До прибытия в Россию рыба подчас проходит 4-5 промежуточных остановок. Порой бывают и более мудреные схемы: южноамериканская природная рыба сначала попадает в Малайзию или Сингапур, где ее передерживают немного, перепаковывают и отправляют в Россию. А иногда сначала в Европу, а уже оттуда, после очередной перепаковки, рыба прибывает в Россию. Естественно, рыба после таких перипетий приходит совершенно больная, истощенная, на грани жизни и смерти. К ужасам рыборазводен и карантинных хозяйств добавляется еще стресс и жестокое отравление в пути, поскольку бывало, что даже немцы, получив груз для России и по обоюдной договоренности обязанные подменить в пакетах воду, не делали этого, а просто перекачивали кислородом, да и то не всегда. Плотная посадка в пакетах, в которые не добавлено никаких необходимых препаратов, приводит к активному размножению бактерий (вплоть до развития бактериального сепсиса) и паразитических простейших. К концу пути содержание кислорода в транспортных пакетах постепенно снижается до критических отметок, поскольку кислород расходуется не только рыбами, но и бактериями (на окисление продуктов обмена веществ рыб) и прочими нежелательными организмами. Дальнейшее состояние рыбы зависит и от того, при каком содержании кислорода рыба пришла, даже если она была еще живой, ведь при сильной степени кислородного голодания или отравления продуктами собственного метаболизма могут начаться необратимые процессы, и тут уж лечить рыбу действительно бесполезно. В первую очередь страдают почки, затем и другие органы. Порой рыба в транспортировочных пакетах с высокой плотностью посадки пребывает без перепаковки более трех суток. В этом случае у нее также могут возникнуть необратимые изменения обмена веществ. Увы, случается это очень и очень часто. При открытии такого пакета с поставки порой разносится такой запах, что даже аромат свинофермы покажется земляничной поляной...

Но вернемся к периоду, предшествующему отправке. Некоторые скажут: «Но ведь в Азии есть хозяйства более высокого уровня, где есть и емкости из бетона и даже аквариумы в закрытых помещениях». Да, такие хозяйства есть, в основном это фермы по разведению дискусов и арован, но даже в таких хозяйствах, в этих зонах кажущейся чистоты рыба содержится не на всех стадиях своего развития, а часть ее, да и кормовая база размещаются под открытым небом. Правила гигиены соблюдаются только в VIP- зонах и в выставочных залах, да и то если смотреть сквозь пальцы. Паразиты и инфекции через воду и при посредничестве водных животных и птиц свободно переносятся из одного водоема в другой, из одного хозяйства в другое и присутствуют в них всегда, просто в разных концентрациях. Этими и другими причинами полное пролечивание в таких хозяйствах исключается, и многие виды бактерий, грибков и простейших успевают адаптироваться к применяемым медикаментам и приобретают устойчивый иммунитет к ним. А необходимое и должное лечение обращается в «залечивание» до поры до времени. Состояние рыб волнует экспортеров лишь до тех пор, пока их не получат заказчики. Пришла рыба живая, ну или почти живая, — и хорошо, а дальше все проблемы исключительно получателя. Никакие поставщики не несут ответственности за качество рыбы и за наличие у нее заболеваний. Некоторые лишь компенсируют сдохшую в дороге рыбу, но только по цене ее стоимости в стране отправки, и то если сдохло более 10%. А убытки от затрат на транспортировку, таможню и прочие затраты опять ложатся на получателя.

Ну а уж если часть рыбы в пакетах пришла дохлой, да еще и разложившейся (т.е. погибла еще в начале пути), то будьте уверены — это еще не вся потеря, для большинства видов это только начало, поскольку оставшаяся в живых рыба уже отравлена, иммунитет ослаблен до предела, а заболевания берут верх над организмом. Пример — красный колумбийский неон. Если в пакете с неонами при получении присутствуют мертвые рыбки, а вода белесая, подтравленная, то такие неоны умрут в ближайшую неделю почти все, даже если незамедлительно начать их правильно лечить и принимать иные меры. Это касается большинства харациновых рыб, стеклянных сомиков и прочих рыб с не самым сильным иммунитетом. Меня всегда в этом поражает одна ситуация. Сколько ни говори поставщикам, сколько ни объясняй причины этих проблем транспортировки и ни учи их правильности подготовительных и упаковочных процессов, как ни расписывай необходимые дозировки тех или иных транспортных препаратов необходимых для качественного получения рыбы — все это бесполезно, «как об стенку горох». Они вообще на просьбы, предложения и рекомендации не обращают ни малейшего внимания. Говоря по-простому, такое отношение к своим клиентам — это откровенное хамство. Вы спросите, а зачем же тогда российские фирмы с ними работают и постоянно получают от них рыбу? Да просто выбора нет, все они почти одинаковы, приходится выбирать лучшее из худшего.

Но поразительно еще и другое. Некоторые наши фирмы, получающие импортную рыбу вот от таких типичных отправителей, после очередных однотипных проблем даже и не жалуются, не указывают им на эти проблемы. Все проглатывают. Советую им, мол, вы хоть укажите им их ошибки на будущее. Нет, говорят, мы не будем этого делать. Боятся потерять якобы имеющееся к себе «особое расположение». К сожалению, наши импортеры не понимают, что туземный менталитет в том и заключается, что с тобой общаются как с лучшими друзьями, с улыбками и видимостью уважения, а поступают как со швалью. Просто им так выгодно. Это элементарный сухой расчет, а не какие-то там высокие материи. Подобное робкое молчание заказчиков приводит к тому, что к русским складывается пренебрежительное и наплевательское отношение. Справедливости ради отмечу, что так самоуничижительно поступают всего лишь пара Российских фирм-импортеров, но они кидают тень на всю нашу страну. Кстати, все эти их боязни и ошибки они оплачивают не из своего кармана. Эти траты перекладываются «по цепочке», через мелких оптовиков и зоомагазины, на простых аквариумистов-любителей.

Это — одна из главных причин того, почему мы открыли свое представительство в Перу, да еще в самом сердце описываемого бардака и беспредела — в Икитосе. Только так можно контролировать ситуацию и работать, не легко, не просто, но действительно работать и доводить и до наших любителей новые, диковинные и такие разнообразные виды рыб. О том, как работает наше перуанское представительство, в нашем журнале скоро будет совсем отдельный рассказ.

Но вернемся к подготовке к отправке. Еще более страшную картину мне описывали люди, побывавшие в одной из африканских стран. Для «передержки» калабарских каламоихтов местные жители роют ямы, примерно 2 на 3 метра в периметре и метр глубиной. Заливают туда воду из канавы и вываливают в эту яму по нескольку тысяч рыб. Здесь рыбы содержатся несколько недель, естественно, их никто не кормит. При местной сорокаградусной жаре в условиях огромной скученности погибшая рыба разлагается бактериями и грибками менее чем за сутки, и паразитическая микрофлора развивается абсолютно бесконтрольно. Особенно свирепствует ихтиоспоридиоз — страшное грибковое заболевание, поражающее внутренние органы и центральную нервную систему. Происходит массовый мор рыб, ну а те особи, которые остаются в живых, высылаются в другие страны. Каламоихт, как и все двоякодышашие, рыба с очень сильным иммунитетом, но даже она не может вынести тысячекратные превышения концентрации в воде спор ихтиоспоридий. Порой эта рыба приходит уже с разложившимся кишечником и другими органами, но она все еще жива. Многие импортеры и оптовики раньше думали, да и сейчас думают, что такая характерная для них смерть, как конвульсивные судороги, сопровождающиеся раздутием «зоба» — это последствия закачивания пакетов с рыбой чистым кислородом. На самом деле — это яркий и явный признак паралича центральной нервной системы в конечной стадии развития ихтиоспоридиоза, с которым всегда приходит эта рыба. Лечить это заболевание в такой стадии практически невозможно, и в лучшем случае у импортеров выживает треть поставки, даже если они получают эту рыбу не из Нигерии, а из Германии. Но и эту рыбу спустя два дня после получения везут на московский Птичий рынок, где у продавцов есть шанс не терять 2/3 своей рыбы, а, «по-дружески», переложить ее на чужие плечи. Забудьте о когда-то существовавшем хоббистском Птичьем рынке. Такого рынка, к сожалению, больше нет. Теперь главное — только продать, и как можно больше. Покупать каламоихтов можно только после двухмесячной (не менее!) передержки у поставщика. Вернее всего приобретать их в зоомагазинах, где вы реально сможете проконтролировать их в течение нескольких недель, наблюдая особей, что поступили в магазин с последней поставкой.

К сожалению, некоторые отечественные оптовые хозяйства, занимающиеся перепродажей импортной рыбы, получив такую вот — отравленную, зараженную, еле живую от стресса и тягот перелета и содержания на местах — рыбу, уже на следующий день пускают ее в оптовую и розничную продажу. Вместо того, чтобы в течение нескольких недель (а иногда и месяцев) пролечить эту рыбу, качественно откарантинировать, восстановить ее здоровье, откормить, подрастить, и только потом пускать в продажу (а только так и должен поступать честный рыботорговец), они, лишь слегка отсортировав живую рыбу от погибшей в пути, пересадив ее в свежую воду и добавив определенные препараты, частично замедляющие развитие известных болезней, сразу же передают ее оптовикам второго звена и розничным продавцам. Теперь уже всегда прилетевшая в ночь с четверга на пятницу азиатская рыба — уже к шести часам утра в субботу вовсю продается на московском Птичьем рынке! Стоит ли говорить, что, попав в аквариум любителя, да и в зоомагазин, такая рыба (называемая на языке профессионалов «рыбой с колес») не только погибнет в течение ближайших трех-четырех дней, но и заразит остальных обитателей аквариума целым букетом тропических болезней и паразитов. А также инфицирует воду во всех аквариумах и все предметы, куда попадет вода, прибывшая вместе с рыбой. Что даст вам проблемы не только на ближайшее время, но и на годы вперед. Например, капля воды, содержащая ихтиоспоридиоз, высохнет, а возбудитель в виде цист (защитных капсул) останется. Спустя даже десять лет цисты будут живы, и, попадя в благоприятные условия, начнут пробуждаться, активно делиться и вы получите новую вспышку страшного заболевания. Так и бывает. Это действительно очень серьезно.

Вот почему не помогают, а порой наносят непоправимый вред те книги, авторы которых рекомендуют, к примеру, опускать прибывшие транспортные пакеты с рыбой прямо в аквариумы, дабы сравнять температуру воды в них с аквариумной водой, не понимая что они на самом деле советуют людям. Да и те продавцы, которые так принимают рыбу, пусть даже она приходит к ним в магазин из серьезных хозяйств. Достаточно того, что пакеты с рыбой при доставке их в магазин, пусть одноразовые, уже соприкасаются с внутренней поверхностью тех же самых транспортных коробок, в которых импортная рыба и приходит, куда проливается та самая вода с возбудителями болезней. Есть жесткие правила гигиены, обязательные для выполнения. Поэтому мы непременно в ближайших номерах нашего журнала опубликуем очень актуальную и просто жизненно важную статью «Правила гигиены в аквариумных хозяйствах».

Совсем по-иному поступают те карантинные хозяйства, которые думают не о сиюминутной прибыли, а о перспективах аквариумистики, да и о своих перспективах тоже. Здесь подход иной: сначала — грамотное лечение, тщательный карантин, восстановление иммунной системы в целом, дыхательной и пищеварительной системы в частности, приучение к нашим параметрам воды и кормовым объектам, и уж только потом — продажа. Такой путь от поставки до продажи в хорошем карантинном хозяйстве рыба проходит от двух-трех недель до трех месяцев, в зависимости от вида рыбы и ее изначального качества. Разумеется, стоимость ее при этом несколько увеличивается, но зато покупатель может быть уверен: это здоровая рыба, которая не умрет через несколько дней или недель от неизвестного тропического заболевания или общего отравления, а будет жить и радовать глаз аквариумиста годами.

Даже если импортная рыба пришла без острой кислородной недостаточности и без азотного отравления, все равно в результате воздействия прочих факторов и ослабления иммунной системы она уже требует срочных лечебных мероприятий. Если же рыба имеет явные признаки неблагополучия, то зачастую лечить ее необходимо начинать с самого момента распаковки, иначе может быть поздно. Для этого специалисты карантинных баз и оптового рыбоводства должны иметь соответствующую ихтиопатологическую подготовку. К сожалению, приобрести ее в нашей стране не просто. Сегодня квалифицированных специалистов в этой области в России вряд ли больше нескольких десятков. А реально практикующих из них можно пересчитать на пальцах одной руки. Не спасает даже высшее биологическое или, тем более, ветеринарное образование. Ихтиологи после окончания вузов в лучшем случае что-то знают о промышленном рыбоводстве, но никак не о декоративном тропическом, тем более о таком сверхинформативном и так быстро меняющемся, как наше. Для того чтобы что-то знать и уметь в лечении тропической рыбы, необходимо не только иметь соответствующее образование, а постоянно работать с аквариумной рыбой, приходящей из разных стран, непрерывно вести исследования на все время меняющихся объектах и совершенствоваться в этой области еженедельно. Ведь теория и практика — разные вещи.

Можно буквально по пальцам перечислить те хозяйства, где сегодня проблема лечения, карантинирования и адаптации тропической рыбы поставлена на научные рельсы, и мы обязательно расскажем в нашем журнале о передовом опыте таких хозяйств. Пока же хочется предупредить читателя: если при приобретении новых обитателей аквариума у вас есть подозрения, что эта рыба только несколько дней назад прибыла в страну и не прошла должного лечения и адаптации — воздержитесь от ее покупки! Проще всего «нарваться» на рыбу «с колес», покупая ее на московском Птичьем рынке, а также в небольших кустарных зоомагазинчиках, закупающих рыбу на той же «Птичке», или на точках, торгующих такой рыбой в регионах. Подозрения должна вызывать вялая, истощенная, плохо окрашенная, а также подозрительно дешевая рыба. Если в одной ширме с понравившимися вам экземплярами сидят явные «доходяги», а хуже того — имеется погибшая рыба — воздержитесь от такой покупки, ничего, кроме огорчения, она вам не принесет. Приглядитесь, сколько дохлой рыбы валяется под прилавками торговцев московского Птичьего рынка, а ведь с него эта рыба поступает во многие регионы России и стран СНГ. В Москве и области, кстати, меньше серьезных в этом смысле зоомагазинов, чем в регионах, — все по той же причине, из-за близости «любимой» Птички. Но исключения есть, и такие магазины мы будим ставить в пример. Прежде, чем купить в зоомагазине рыбу — походите в него несколько раз, понаблюдайте, как ухаживают за ней продавцы, сколько времени она сидит в торговых аквариумах, в какие дни в магазин привозят новую рыбу и как часто. Скорее всего, вы и сами поймете, стоит ли покупать рыбок здесь, или лучше не рисковать. Только при таком внимательном и грамотном подходе аквариумистика сможет принести вам истинное удовольствие, а не расстройства и огорчения.

В одном из следующих номеров мы расскажем о том, как работают с рыбой наши Российские импортеры и о том, как и какая рыба поступает по оптовой цепочке, вплоть до зоомагазинов. Как содержат ее у себя добросовестные и недобросовестные продавцы, и какую рыбу получаете вы, дорогие аквариумисты.

Добавить комментарий