Наш коллега с берегов Енисея

Так уж случилось в жизни, что по роду своей основной работы приходится мне немало мотаться по просторам России. Попав в Красноярск, я, как только выдалось свободное время, отправился в «мекку» красноярских аквариумистов — на выставку «Подводный мир» в бывшем музее Ленина (ныне — музейный комплекс «На Стрелке»). Там я и встретил своего старого знакомого, одного из основателей, а затем — председателя Красноярского клуба аквариумистов и любителей водных растений Петра Владимировича Ковалева, который с удовольствием согласился показать мне свое хозяйство.

Наша беседа о прошлом и настоящем аквариумистики на Енисее началась еще в машине.

— На сегодняшний день в Красноярске три относительно крупных рыборазводни. Одна — у меня, еще одна — у первого председателя красноярского клуба аквариумистов Виктора Пряхина, и третья — у Олега Леонова, который занимается в основном простым неоном Paracheirodon innesi, производство которого у него поставлено на поток, а последнее время — дискусами, и еще кое-какой рыбой. Есть люди, которые раньше разводили сами, а теперь в основном ориентированы на привозную рыбу — московскую, китайскую. Кстати, с китайца ми сотрудничество в области зообизнеса сейчас довольно перспективно. У них это дело поставлено на хорошую научную и практическую основу, да и законодательство, касающееся экспортно-импортных операций с животными и растениями, в Китае не такое жесткое.

Я поинтересовался, есть ли в Красноярске аналог Птичьего рынка.

— Как такового — нет. Есть небольшие торговые участки на трех красноярских рынках, где торгуют зоотоварами (в основном — аквариумными рыбами и растениями), но постоянной инфраструктуры не существует.

Петр рассказывает о своих коллегах по увлечению из соседних областей Сибири, о недавней поездке в Китай, ставший за последние несколько лет высокоразвитой страной в области аквариумистики, а тем временем «русский джип» подвозит нас к средней школегимназии № 8 города Красноярска.

— Вот тут и расположена моя оранжерейка.

Мы поднимаемся на чердак школы, и попадаем в святая святых Петра. Бывшая школьная тепличка переоборудована под разводню. В шести рядах стоек — более 25 тонн воды. Нижний ярус — теплички с анубиасами и криптокоринами, два яруса аквариумов с рыбой, а с самого верха из открытых палюдариумов кустятся мощные листья эхинодорусов. Петр знакомит меня со своим сыном и напарником по работе, Геной. Пока Ковалев-старший показывал мне свои сокровища, Гена без устали чистил-драил, подменивал воду, кормил многочисленных обитателей хозяйства.

— Начинал я с разведения и гибридизации анубиасов. Выводил новые сортовые гибриды, с интересной формой листа, высокодекоративные. Вот, например, очень интересный анубиас со стреловидной формой листьев. Внешне очень похож на Anubias hastifolia, однако это не hastifolia, а его гибрид с A. barteri var. nana, выведенный мной несколько лет назад. Смысл такой гибридизации — в том, что гибриды других видов анубиасов с A. barteri более устойчивы в подводном состоянии, хорошо живут годами в полностью погруженном виде, не требуя периодическго помещения в тепличку. А вот другой интересный устойчивый гибрид — А.lanceolata x А.barteri var. nana. Это довольно крупное растение одинаково хорошо растет и в надводном и в погруженном состоянии. К сожалению, в Красноярске плохо растут криптокорины. Енисейская вода, с ее 5-ю градусами жесткости и специфическим солевым составом, для них совершенно не подходит.

Осмотрев теплички, мы переходим ко второму ярусу хозяйства Петра и Геннадия Ковалевых, собственно к аквариумам. Тут меня тоже ожидало несколько приятных сюрпризов. Ковалевы — единственные в Красноярске, кто сохранил хорошие стаи производителей золотого линнеатуса (Aplocheilus lineatus «Gold»), неоновой меланотении (Melanotaenia praecox), ириатерины Вернера (Iriatherina werneri), глоссолеписа (Glossolepis incisus), Barbus lineatus, Corydoras julii, многих других интересных и не часто встречающихся видов.

— Раньше я занимался в основном радужницами,- рассказывает Петр,- У меня и сейчас несколько видов разводятся. Вот, например, неоновая меланотения (Melanotaenia praecox), а вот — один из результатов моей работы.

Петр подводит меня к следующему аквариуму, в котором плавает стая необыкновенно красивых, крупных рыб явно неведомого мне вида.

— Это — так называемая «Меланотения Александра» (Melanotaenia hibr. «Alexandri») — сложный межродовой гибрид, в котором участвовала и неоновая радужница (М. praecox), и глоссолепис (Glossolepis incisus}, и Chilatherina bleher, еще кое-кто. А вот — гордость моей коллекции, черноплавничная черноглазая форма ириатерины Вернера (Iriatherina werneri «Black»). Это не гибрид, и не искусственно выведенная порода, а природная устойчивая мутация. Она намного декоративнее природной формы, и мы разводим ее отдельно.

Верхний ярус всех стоек занимают открытые паллюдариумы с мощными, красивыми эхинодорусами, большинство из которых с цветами. По стенкам банок свисают стрелки с дочерними растениями.

— Эхинодорусов у меня здесь насчитывается сорок два вида, все они размножаются. Практически, за исключением трех-четырех видов, у меня собраны все виды и сортовые гибриды эхинодорусов, имеющиеся на сегодняшний день в России,- продолжает свой рассказ Петр. — К гибридизации я отношусь иначе, чем многие представители традиционной аквариумистики. Если гибрид более декоративен, более устойчив, более приспособлен к аквариумным условиям, меньше болеет, то почему мы должны отказывать ему в праве на существование?

Перейдя к очередному аквариуму, я с интересом обнаруживаю в нем стайку на удивление ярко окрашенных касаток-мышек (Mistus mica).

— Этих касаток я привез из природы, из недавней экспедиции на Амур и Дальний Восток за новыми видами пресноводных рыб и беспозвоночных. Дальний Восток — неиссякаемый источник новых видов для наших аквариумов. Климатические условия дальневосточных водоемов как нельзя лучше подходят для «воспитания» фауны, устойчивой и к резким температурным перепадам, и к изменяющимся в широких пределах физико-химическим свойствам воды. Особый интерес в дальневосточной гидрофауне представляют пресноводные беспозвоночные, и прежде всего — ракообразные: креветки (Macrobrachium, Polimonesis, Neocaridina и др., крабики Eriocheir sinensis, и т.д.)

Заговорив об экспедиции на Дальний Восток, Петр достает пачку фотографий, и с интересом рассказывает о своих приключениях на реках и озерах Приморья.

С необыкновенно теплым чувством покидал я хозяйство Петра Ковалева. Удивительно, как он помнит, откуда взялся каждый из более чем сотни видов рыб, которых он разводит, и почти ста видов растений. Глаза хозяина разводни горят истинной любовью к обитателям подводного мира, и слушая его, я отчетливо понимал, что вот на таких вот увлеченных своим делом людях и держится сегодня российская аквариумистика.

Полную версию этого материала вы найдете в Интернете на сайте http://www.aquaria.ru в разделе «Новости».

Добавить комментарий