Мексиканская неудача

В феврале этого года я провела 2 недели в Мексике, на восточном побережье полуострова Юкатан. Свободного от работы и дайвинга времени у меня было не много — всего 3 дня. Кроме ознакомления с памятниками архитектуры и дикой природой, это время я хотела посвятить поискам водных растений, а также диких меченосцев и других живородящих рыб. Еще в Москве, собирая в клубе сачки, пакеты и кислородные таблетки, я с увлечением изучала атлас Мергус, который оптимистично обещал встречу с тучными стадами многочисленных видов живородящих карпозубых, причем, в большинстве своем, совершенно неизвестных в нашей стране.

Действительность обманула мои ожидания. Пресноводных водоемов, заросших сказочными садами из редких эхинодорусов, со стаями меченосцев, гетерандрий и приапихтисов, встретить не удалось. Две речки, по которым я проплыла с сачком и аквалангом, уже в 2-3 км от широкого устья превращались в ручейки шириной не более метра и глубиной 1,5-2 м. Берега и дно у рек известковое, вода белая и малопрозрачная, водных растений нет вообще. В устье, и примерно на километр выше, в эти речки заходят морские рыбы — большие стаи абудефдуфов, отдельные спинороги и рыбы-хирурги. Выше по течению встречались стаи рыб, определить которых мне не удалось — полупрозрачные 30-40-сантиметровые торпеды совершенно не аквариумных размеров. Других водоемов мне не встретилось вообще, хотя я специально объехала на арендованном джипе изрядную часть полуострова.

Насколько разочаровала меня пресноводная флора и фауна, настолько же порадовало море. Коралловые рифы в районе острова Козумель входят в десятку лучших мест для дайвинга. Рифы отличаются очень большим количеством мягких кораллов с преобладанием ярко-зеленого и ярко-красного цвета, и гигантских фиолетовых губок, похожих на кубки или вазы. Жесткие кораллы образуют такие глубокие и разветвленные пещеры, каких раньше не доводилось видеть нигде. Рыб там меньше, чем у рифов, допустим, в Красном море, зато очень много гигантских лангустов, а скаты и черепахи намного крупнее. Дважды видели 2-х метровых акул-нянек, и один раз гигантский каменный окунь продемонстрировал нам свою стрессовую окраску — загнанный в пещеру, по размером чуть превышающую саму рыбину, он стал темно-болотного цвета с черными пятнами и лег на бок, а когда мы отступили, он спокойно уплыл, став бело-светлосерым с черной полосой на плавниках.

Теперь поделюсь общими впечатлениями. Полуостров Юкатан расположен на известковой плите, покрытой очень тонким слоем почвы. При удалении на 2-3 км от прибрежной зоны буйная тропическая растительность сменяется сухой сельвой, проникнуть внутрь которой без специальной одежды очень трудно - плотное сплетение колючих кустарников начинается от поверхности земли и достигает высоты 3-4 м. Если в прибрежной тропической зоне можно встретить стаи фламинго, попугаев ара, туканов, павлинов, то в сельве из диких животных и птиц мне удалось увидеть только нескольких игуан, которые при приближении человека скрывались в чаще.

Большое количество игуан, причем гораздо менее пугливых, можно обнаружить на территории раскопок древних поселений индейцев Майа (пирамиды высотой до 45-50 м, разрушенные обсерватории, разнообразные культовые сооружения) и на камнях и скальных выступах в прибрежной зоне. Игуаны — серые с черными полосами, вероятно, принадлежат к виду Ctenosaura similis (черная игуана). Длина тела самцов достигает 60 см, хвост — 70-80 см, под горлом большие мешки. Самки мельче, тело до 40 см и такой же длины хвост. Игуаны предпочитали самые теплые места — на камнях, на солнце (температура воздуха в тени была 30°, на солнце — намного выше, однако камни известковых пород при этом почти не нагревались). На самых высоких точках располагаются самцы. На территории одного самца можно было увидеть до 10 самок. Самки пугливые, очень многие с обломанными хвостами (отросший хвост гладкий, коричневого цвета, чешуйки не видны); самцы подпускают человека на расстояние до 1 метра, потом поспешно удаляются, не проявляя агрессии (может быть только благодаря моей «деликатности» — живущая у меня дома игуана воспитала во мне осторожное уважение к этим животным и я уже не бросалась ловить и хватать руками диких «драконов», как сделала бы еще год назад). Увидеть молодых игуан мне не удалось. Февраль — период активного спаривания игуан, чем они все время и занимались, предварительно размахивая друг перед другом бородатыми головами. Процесс счастья занимает примерно минут 15, после чего самка еще издали некоторое время демонстрирует самцу свою бороду. А вот подсмотреть, как и чем игуаны питаются, мне не удалось.

В общем, несмотря на неудачу с аквариумными рыбами, я осталась вполне довольна поездкой и с удовольствием делюсь своими впечатлениями об этой удивительной стране с читателями нашего вестника.

Добавить комментарий