Labeotropheus trewavasae

Малавийские цихлиды появились в моих аквариумах только в январе этого года. Первыми представителями были лабеотрофеусы Трюэвэйс (Labeotropheus trewavasae). Мною были приобретены 6 особей: одна взрослая пара и четверо двухсантиметровых подростков. Лабеотрофеусы населяют шестиметровую глубину скалистых побережий великого африканского озера Малави. Среди скал, которые обросли водорослями, лабеотрофеусы живут, питаются и выводят свое потомство.

Лабеотрофеусы относятся к группе «Мбуна». Помимо лабеотрофеусов к этой же группе относятся представители еще нескольких родов: меланохромисы (Melanochromis), псевдотрофеусы (Pseudotropheus), лабидохромисы (Labidochromis), цинотиляпии (Cynotilapia), петротиляпии (Petrotilapia), йодотрофеусы (Iodotropheus) и многие другие. Так как основу их рациона составляют водоросли, которые они соскабливают со скал, рот у них, в отличие от других малавийских цихлид, нижний. Над верхней губой у взрослых особей появляется небольшой жировой нарост. При размере малька от 2,5 см пол чаще всего определить достаточно легко: окраска мальков-самцов темно-синяя, спинной плавник красного цвета, а самочки окрашены в коричневые тона. Половой диморфизм малька хорошо заметен по утрам, перед включением света. Те из них, у кого при таком освещении на теле явственно видны полоски, впоследствии оказались самцами, а у кого их не было — самками. При размере от 3 см и более у самок на теле появляются желтые пятнышки, их окраска становится «ситцевой», а затем синий цвет в их окраске целиком пропадает (местами могут остаться маленькие точки). Подросшие самки становятся полностью кремово-желтыми. А самцы как были темно-синими, так и остались такими же, лишь на анальных плавниках у них появились «икряные» пятна светло-желтого цвета.

Лабеотрофеусы были посажены в 70-литровый аквариум размером 60 х 40 х 30 см, снабженный множеством укрытий, где рыба могла спрятаться. Все лабеотрофеусы — территориальные рыбы, они выбрали себе больше половины аквариума. Эту часть они охраняли, не подпуская туда никого. Это касается взрослых особей, а молодежь просто плавала рядом. С ними жили молодая пара северумов (Heros severus).

По отношению к растениям, растущим в аквариуме, рыбы оказались миролюбивы. Несмотря на то что в рацион лабеотрофеусов должно входить около 60% растительной пищи, они даже не пытались щипать аквариумные растения. Четыре вида криптокорин (аффинис, желтая, сердцевидная и вендта) никак не страдали от этого соседства. Значит, им хватало той растительной пищи, которая вносилась в аквариум. Зимой и ранней весной я кормлю рыбу мотылем, морепродуктами и смесью, состоящей из сушеной крапивы и измельченного геркулеса. А летом — ошпаренной крапивой, щавелем, листьями парникового салата. Из мясной пищи в их рацион входят все тот же мотыль и морепродукты, и еще я добавляю резаных дождевых червей, которых они едят лучше любой другой пищи. В последнее время в рацион всех моих рыб я добавил коровий рубец. Предварительно рубец промывается теплой водой и смешивается с витаминами и зеленью. Все это пропускается через мясорубку, а затем замораживается. Начиная со следующего дня этот измельченный корм можно давать рыбам. Корм подходит для рыб всех размеров, если правильно подобрать фракцию его измельчения. Рубцом рыб лучше кормить рыб раз в два-три дня, поскольку он слишком питательный.

Из оборудования аквариум оснащен дешевенькой польской помпой “AquaEl FAN-1” с нагревателем «Unistar» на 100 Вт. Температура в аквариуме с лабеотрофеусами поддерживается на уровне 26—27 °С. Освещается аквариум с 8:30 и до 22:00 лампой ЛБ-20 на 20 Вт. Подмена воды — ежедневная по 10 литров, на отстоянную в течение суток с такими же параметрами. Пусть понемногу, зато каждый день.

В течение трех месяцев самка постоянно гоняла взрослого самца! Почему? Меня постоянно мучил этот вопрос.

Подростки росли неравномерно, из всех особей один лабеотрофеус достиг размера взрослого самца, а остальные выросли, но незначительно. Подросший самец начал ухаживать за самкой, показывал ей свою красоту и силу, принялся гонять по аквариуму других рыб. Мне очень хотелось добиться от своих питомцев потомства, но все мои старания ни к чему не приводили.
Шли месяцы, самка не обращала на самца особого внимания. Мне в голову пришла идея подсадить к ним в аквариум (хоть на какой-то период времени) «мальчика для битья» — заведомо более слабого самца, чтобы «первый» самец проявил к нему агрессию по защите территории и привлек внимание самки. Роль такого «мальчика для битья» досталась псевдотрофеусу Pseudotropheus elongatus. Эта рыба не часто бывает в продаже во Владимире и попала ко мне в единственном экземпляре. Элонгатусы — достаточно агрессивные и территориальные рыбы, по сравнению с другими представителями рода Pseudotropheus. Размер Элонгатуса был 4,5 см, а самца лабеотрофеуса — около 6,5. Окраска моего элонгатуса была темно-сиреневая, местами с синими пятнами. Попрек тела — девять темно-синих полос. На хвосте элонгатуса несколько чередующихся желтых и синих полос.

После того как элонгатус был подсажен к паре лабеотрофеусов, (северумов я на время этого эксперимента убрал), самец-лабеотрофеус стал казаться еще больше и сильнее. Первое время он гонялся за элонгатусом, а тот только убегал от него, даже не пытаясь вступить в бой. Настоящие драки начались только на следующее утро. Самцы на открытой площадке в аквариуме в момент между гоном вставали практически параллельно друг другу и совершали колебательные движения телом и хвостовым плавником, словно нагоняя волну. Как я понял, выигрывает в этой борьбе тот, кто совершает самые быстрые и сильные колебания, вызывая более мощное волнение воды и отгоняя от себя противника как можно дальше. Сразу было понятно, что победит лабеотрофеус, т.к. я специально подсаживал к нему более слабого противника. Мой рискованный эксперимент (да-да, именно рискованный, так как я мог запросто лишиться элонгатуса!) увенчался небольшим успехом. Самка лабеотрофеуса стала уделять все больше внимания самцу. Одновременно я начал доливать в аквариум воду с большой концентрацией мелкого циклопа и дафнии, что, согласно некоторым источникам, также стимулирует нерест.

Пара моих лабеотрофеусов в конце концов «нашла общий язык» и почти постоянно находилась в керамическом горшке. Элонгатус, исполнивший свою роль, был отсажен обратно в свой родной аквариум. В дальнейшем его уже не беспокоили.

После этого я уже настроился дождаться от лабеотрофеусов потомства! С улыбкой на лице приготовил артемию и начал было писать эту статью. Но оказалось, что все не так просто. Пара просто «подружилась», но о продолжении рода думал только самец (и я), а самочка — и не помышляла.

Шло время, а нереста все не происходило, и разочарованию моему не было предела. Я очень долго искал причину. Химические параметры воды, температура, аэрация, фильтрация, корм, спокойная обстановка — ну все было соблюдено! Да и возраст у моих лабеотрофеусов был подходящим — больше года, а половозрелыми они становятся в возрасте восьми месяцев (по данным энциклопедии О.Э. Рыбакова «Экзотические аквариумные рыбы»).

«Может, самку смущает «мелкота» (молоденькие лабеотрофеусы), живущая вместе с ними?» — подумал я. Вот проблема-то: многие мучаются, не могут развести каких-либо редких, ранее не разводимых в неволе представителей ихтиофауны, а я в течение нескольких месяцев не могу добиться потомства от простых лабеотрофеусов.

Делаю выводы. Первое: хватит мучить себя, в жизни проблемы и похуже бывают. Второе: хватит мучить вас, дорогие читатели, расскажу о нересте лабеотрофеусов, которые жили в аквариумах моего знакомого. Кстати, именно у этого знакомого мною ранее и была приобретена та самая пара лабеотрофеусов.

Начну с того, что условия обитания моих и его лабеотрофеусов были не очень сходны, за исключением температуры воды, аэрации, фильтрации, кормления. Его лабеотрофеусы содержались в 400-литровом аквариуме, группой из 70 особей, а может, даже и больше. Живем мы с ним в разных районах города Владимира, и вода в водопровод у нас поступает из разных источников. В аквариумы его хозяйства попадала вода из Клязьмы, в мои аквариумы — из реки Нерль, в которой вредных веществ гораздо больше. Одно время даже после длительного отстаивания оставался посторонний запах, а на дне образовывался осадок. Приходилось кипятить воду, чтобы дополнительно очистить ее. Впрочем, это оказалась временной проблемой, и в дальнейшем таких сложностей с водой не повторялось.

Вернемся к хозяйству моего знакомого. Его лабеотрофеусы размножались регулярно и создали огромную стаю, а, как известно, в стае лабеотрофеусы, да в принципе и все малавийские цихлиды быстрее растут и раньше достигают половой зрелости. В его стае было два больших самца (18 см), около пяти самок (15 см), а все остальное составляли подростки размером от 2 до 14 см. На дне аквариума было огромное количество крупных плоских камней, лежащих друг на друге. Они создавали укрытия и места для выведения потомства. В таком количестве укрытий сам процесс нереста увидеть практически невозможно, да и уследить за деятельностью какой-то конкретной особи тоже. Поэтому утверждать с уверенностью, который из самцов отец большинства потомства также вряд ли можно. Конечно, можно предположить, что заслужить благосклонность самки может только самый сильный и крупный самец, который предоставит ей не только появление на свет большого числа мальков, но еще и максимальную защиту будущего потомства.

Приступая к нересту, оба производителя заранее либо чистят предмет, на который будет отложена икра, либо роют в грунте яму до донного стекла, которая будет выполнять ту же функцию. Процесс нереста у представителей данного вида длился не более часа. За один нерест самка выметывает порядка 60 икринок. После этого она берет всю икру в рот, и начинается инкубационный период. Жаберные крышки самки немного оттопыриваются, и все время создается впечатление, что она что-то ест. Инкубация икры во рту длится 2,5—3,5 недели. Чтобы не потерять потомство, самку желательно отсадить (или отсадить от нее соседей). Отсаживать самку нужно очень аккуратно, стараясь как можно меньше ее пугать. Инкубационный аквариум должен иметь уютное укрытие, слабую аэрацию, слабое освещение (можно обойтись вообще без него). Самку, вынашивающую икру, не следует обильно кормить (а можно и вообще не кормить). Сначала самки сами не будут брать корм, но пройдет неделя-другая, и они могут вместе с кормом случайно съесть и икру (или личинок). В этот период жизни самки становятся скрытными, так как они не принимаю пищу, сильно худеют, постоянно находятся в укрытиях, где мало света. Самое главное — не создавать им стресса.

Также существует и другой вариант выращивания потомства — искусственная инкубация икры. Икру отбирают у самки (на словах все просто, но на практике...) и помещают в отдельный сосуд с той же водой. Для вентиляции икры используют простую продувку с применением каких-либо самодельных приборов — инкубаторов, которые будут выполнять функцию рта самки. За счет продувки или прокачки воды осуществляется постоянное движение икры. Помимо этого, во рту самки икра дезинфицируется естественным путем. Но при искусственной инкубации икры дезинфекцию следует осуществить при помощи добавления в аквариум метиленового синего, из расчета 1 мг на литр воды.

Искусственная инкубация икры имеет свои плюсы и минусы.

Плюсы:

  1. Ни икру, ни мальков никто не съест.
  2. Возможность вовремя увидеть появление мальков, и, соответственно, вовремя дать стартовый корм.

Минусы:

  1. Если постоянно отбирать икру у самки, то в конце концов появившиеся мальки по достижении половой зрелости теряют родительский инстинкт.
  2. Хоть самка и не человек, но при отбирании у нее потомства она все равно испытывает стресс.

Но в случае, о котором идет речь, потомство оставили на воспитание самки.

Проходит примерно 3,5 недели, и самка начинает выпускать потомство изо рта на прогулку, в тех местах аквариума, где потеплее и где корм водится. Без вмешательства аквариумиста корм самостоятельно в аквариуме не появится. В этот момент малькам нужно дать стартовый корм. Для некрупного малька кормом могут служить науплии артемии, а для более крупного — циклоп. Молодь ест с аппетитом и не ленится «побегать» за кормом. Именно на живом корме мальки быстро растут, как, впрочем, и у всех рыб. Окраска подросших мальков может не соответствовать окраске родителей. У всех представителей рода имеется большое количество цветовых форм.

Помимо лабеотрофеусов Трюэвэйс (L. trewavasae) ‚ аквариумах встречается еще один вид — L. fuelleborni. За характерный вырост на носу этот вид называют еще «цихлида-тапир». Оба вида близки друг к другу, могут образовывать межвидовые гибриды. Они полиморфичны, т.е. в пределах одного и того же вида встречаются особи, которые резко отличаются друг от друга (в переводе с греческого “Polimorphos” — многообразный, встречающийся в нескольких различных формах).

В заключение хочется пожелать всем вам, дорогие читатели, чтобы у вас успешно жили и размножались не только лабеотрофеусы и иные цихлиды из озера Малави, но и другие рыбы.

Добавить комментарий