Краснопятнистая жабовидная квакша

Все началось со звонка моей знакомой террариумистки:

- На Птичке продаются какие-то новые квакши! Если возьмем «кучку», то будет скидка.

Только что закончилось лето. Денег в моем кармане в это время не то что бы мало, а катастрофически мало. Но знакомая (кстати, миниатюрная хорошенькая женщина) так упорно и долго канючила, что, наконец, меня разжалобила, и мы поехали на Птичку. Разводчик привез несколько квакшат и заодно захватил их маму и папу. Таких квакш мне видеть раньше не приходилось. Описывать внешность лягушек не буду, фотографии более информативны. Определить вид на настоящий момент не удалось. Очень может быть, что он еще не известен науке. По мнению известного питерского террариумиста Е. Рыбалтовского эта квакша принадлежит к роду Жабовидные квакши (Phrynohyas). Любители хорошо знают красиво окрашенную представительницу этого рода — жабовидную квакшу-арлекин (Phrynohyas resinifictrix). Пока специалисты-систематики будут изучать новинку, буду называть ее краснопятнистой жабовидной квакшей (Phrynohyas sp. “Red Spot”).

На все расспросы «квакшевод» мог сказать только, что этих лягушек привез из Бразилии пару лет назад один из его знакомых, но где именно тот был и где поймал лягушек, не сказал. На всякий случай я попросил владельца продать производителей мне. И получил отказ.

Через пару месяцев ко мне в гости приехал мой питерский друг Женя Рыбалтовский. Увидев квакш, он буквально прилип своими присосками к стеклу террариума (будете долго разводить земноводных — и вы заимеете присоски). Так лягушки уехали во Всеволожск, в Детский зоопарк.

А перед Новым годом у меня зазвонил телефон, и я услышал вопрос «квакшевода»: «Квакш забирать будешь?» Лишь 15 января 2005 года бразильские «мигранты» попали наконец ко мне.

Длина самца и самки была одинаковой — 95 мм. Длина передних и задних конечностей соответственно: 37 и 78 мм у самки, 35 и 73 мм у самца.

Временно я поселил их в пластиковом отсаднике без подогрева. Фоновая температура в комнате была 24-25 °С днем и около 21 °С ночью. Несмотря на это, самец проявил удивительную активность и «пропел» всю ночь напролет. Его было слышно через две закрытые двери. О чем подумали наши соседи — не знаю... Даже спрашивать не хочу. К вечеру следующего дня сладкая парочка (лягушачий «дон Жуан» не желал оставлять в покое свою пассию) была переведена в акватеррариум. Воду в водоеме поддерживал в чистоте внутренний фильтр, снабженный «флейтой». Сушу занимали горшки из кокосового волокна (койра) с влаголюбивыми растениями. Температура воды поддерживалась на уровне 30 °С, воздуха — 26-28 °С.

Еще две ночи самец вокализировал, не давая нам спать. Издаваемые им громкие звуки больше напоминали хрюканье здоровенной свиньи. Можно было подумать, что он готовился к какому-то престижному конкурсу популярных певцов. День самец проводил на берегу, нежась под струями дождевальной установки, зато вечером он с удовольствием плескался в бассейне. Самку, казалось, ничто не интересовало. Она (как и полагается воспитанным девушкам) с томным взглядом тихонько сидела в уголке, забившись между стенкой террариума и мохнатым горшком из койра. Впрочем, и самец не обращал на нее никакого внимания.

Днем 18 января мне потребовалось ненадолго уйти из дома. А когда я вернулся, все дно водоема было покрыто икрой. Нерест, судя по всему, длился не более часа. Определить количество икры было нереально, но по очень скромным подсчетам самка выметала не менее двух тысяч икринок диаметром около 2 мм. Желеобразная оболочка небольшая, слабоклейкая, икринки собирались в небольшие кучки или лежали на дне поодиночке и не прикреплялись к субстрату (у квакши-арлекина икра плавучая). Некоторые икринки побелели, но большая часть икры оказалась живой и развивалась нормально. Температура воды была около 28-30 °С, воздуха 25-26 °С. Самец не собирался отпускать самку и после нереста. Ей же, судя по всему, вся эта история страшно надоела, она устала и явно хотела, чтобы ее оставили в покое. Пришлось помогать самке и снимать с нее настойчивого мужа. Самец не очень-то и расстроился. Он уселся поудобнее на моей руке и с азартом уцепился за пальцы. Стряхнуть его с руки было не просто. Самка же была оставлена в акватеррариуме для отдыха.

Приблизительно через 20 часов выклюнулось более половины головастиков. Они напоминали черные листочки и лежали на дне. Еще через четыре часа некоторые личинки начали пытаться плавать и прикрепляться к различным предметам: кускам коры, водным растениям. Развивались головастики стремительно. До 10 часов утра 20 января (возраст около 40 часов) они уже активно плавали, съев оставшуюся неоплодотворенную икру (ее было около 30%), остатки яйцевых оболочек, а заодно и плававшие в бассейне растения. Все это говорит о том, что эти квакши откладывают икру во временные водоемы, где промедление может означать смерть. Видимо, наличие в кладке неоплодотворенной икры тоже направлено на выживание в условиях жесточайшей борьбы: неразвивающаяся икра является заменителем материнского «молока».

За неимением другого корма я по нескольку раз в день давал головастикам фирменные гранулы для цихлид с высоким содержанием белка, разнообразя меню папоротником цератоптерисом. Головастики интенсивно росли. Уже к 25 января им стало совсем тесно в бассейне акватеррариума. Часть из них была переведена в просторный аквариум с теплой (28 °С) водой и мощным фильтром с большой поролоновой губкой. Плотность посадки была три-четыре головастика на литр. Оставшиеся личинки обитали в менее комфортных условиях: 20-40 штук на литр (точнее не скажу — считать их было недосуг). Через несколько дней выяснилось, что нормально наблюдать, а тем более снимать развитие головастиков в общем аквариуме я не смогу. Корм испортил воду, окрасив ее в интенсивно-розовый цвет. Избавиться от него ежедневной подменой воды так и не удалось. Фильтр также не помогал.

5 февраля у наиболее «продвинутых» головастиков появились задние конечности, а 13 февраля на плотиках и стенках аквариума уже сидели первые лягушата. Их пришлось отлавливать и переносить в выростной террариум. Малышам эта процедура не понравилась, и они всячески пытались скрыться в розовой непрозрачной воде. К сожалению, оставшимся в аквариуме лягушатам не всегда удавалось удержаться на стенках, и они падали в воду. Здесь их, беспомощно барахтающихся, поджидали младшие братья и сестры. Гурьбой налетали они на «выскочек» и заживо съедали. Такое поведение, кстати, характерно и для многих других бесхвостых земноводных. Чтобы не лишиться квакшат, пришлось и лягушек, и головастиков переводить в акватеррариум, где они родились. Здесь они живут и сейчас. Недостатком такого метода выращивания является то, что я до сих пор не знаю, сколько же у меня лягушат. Поэтому кормить их приходится «на глазок», что при прожорливости квакш (два-три сверчка или таракана длиной 1-1,5 см в день) не очень радует мой кошелек.

Характерные красные пятна начали появляться уже у двухнедельных квакш. Лягушки (эта особенность не типична для древесных бесхвостых земноводных, ведущих ночной образ жизни) требуют облучения ультрафиолетом. Без него у квакшат уже к двум-трем месяцам появляются признаки рахита. Этот неприятный факт был выявлен при выращивании лягушат из первого помета. Установка в террариуме ламп “Repty Glo 5.0” и скармливание лягушкам насекомых, посыпанных кальциевым порошком, предотвращает развитие болезни, но у некоторых квакш остаются дефектные задние конечности и пухлые «негритянские» губы.

Начальным кормом служили фруктовые мушки-дрозофилы, которых я развожу на бананах. По мере роста лягушки начали есть мелких сверчков, тараканов. Не отказываются они ни от мотыля, ни от мучного червя. В их огромные пасти влезают сверчки чуть меньшей длины, чем сами обжорки. Уже через три недели наиболее крупные квакши стали пытаться закусить мелкими собратьями. В месячном возрасте длина тела самых крупных квакшат была 30-40 мм. Интересно, что на момент написания статьи у части головастиков из описываемой группы так и не появились конечности, несмотря на теплую воду и интенсивное кормление.

Взрослые квакши питаются различными насекомыми, лягушками, мышатами (даже уже опушенными).

Краснопятнистая жабовидная квакша, как и ее более известная родственница, ядовита. После манипуляциями с лягушками тщательно промойте руки, причем сделайте это несколько раз. Действие яда я испытал на себе. Сфотографировав взрослых квакш, я помыл руки с мылом, а затем сел за компьютер. Не помню, то ли я потер нос, то ли губу, но эффект не заставил себя долго ждать: губа начала гореть, будто ее натерли жгучим перцем, из носа потекло в три ручья, а квартиру начало сотрясать непрекращающееся чихание. Ликвидировать насморк удалось через несколько часов промыванием носоглотки изотоническим солевым раствором «Аква Марис», но и на следующий день губа была онемевшая.

А как себя чувствуют головастики, отставшие в развитии от своих собратьев? В середина февраля я пересадил их в большой аквариум. Здесь они продолжают расти, а у некоторых наконец появились задние конечности.

Добавить комментарий