День змей в стране цветов

В октябре 2004 года по приглашению моего голландского коллеги и друга Вима Ван де Бельта мне посчастливилось принять участие в ежегодной выставке рептилий «Snake Day 2004», проводимой Европейским Обществом исследователей змей (European Snake Society) в небольшом голландском городе Утрехт близ Амстердама. В выставке участвовали герпетологи-любители не только из Нидерландов, но и из Германии, Финляндии и других стран мира. Местом проведения мероприятия стал выставочный центр Euretco — футуристическое здание из стекла и металла.

Первое, что я увидел на входе, был довольно большой стенд с герпетологической литературой. Люди метались, перебирая книги, вежливо отталкивали друг друга локтями и тянули на себя тот или иной экземпляр. К моему огромному удовольствию, книги были посвящены не только змеям, но и различным группам ящериц и амфибий, беспозвоночным и даже террариумным растениям. Преобладали книги немецкого издательства Chimaira, имелся стенд с подборкой номеров европейского журнала «Reptiles» и партвока «Draco». Я остановил свой покупательский пыл на двух пухлых томах «Venomous Reptiles of Western Hemisphere» Кэмпбелла и Ламара и определителе «Field Guide to Madagascarian Amphibians and Reptiles» Френка Глоу и Мигеля Венсеса.

Вся выставка располагалась в трех залах, при этом один из них — самый просторный — был отдан под неядовитых змей (в основном, ужеобразных и ложноногих), технику, оборудование и сувениры, а два других были поделены между ядовитыми и, опять таки, ложноногими.

В отношении ядовитых змей, а также их настоящих и будущих хозяев, были предприняты прямо-таки драконовские меры безопасности. Например, такие моменты, как попытка сэкономить место за счет ссаживания двух или более экземпляров в один контейнер, его открытие для посетителя или отсутствие страховочного скотча, вели к неминуемой конфискации животных и дисквалификации экспонента. Счастливцу, купившему куфию, гадюку или юную кобру, предписывалось при выходе из «ядовитого» зала сдавать своего питомца в специальную камеру хранения до тех пор, пока он не насытится выставкой и не решит отправиться восвояси. Забавно было еще и то, что эти правила распространялись и на коробочки с совершенно безобидными змеями, принесенными из соседних помещений.

На входе в наиболее крупный (и, поэтому, основной) зал располагались живые корма и аксессуары для кормовых животных, в том числе — клетки различных размеров, пачки опилок, витаминизированные смеси и т.п. Удивило меня во всем этом то, что среди песчанок, мастомышей, крыс и обычных лабораторных мышей присутствовали и представители таких экзотических грызунячьих родов, как Rhabdomys или Lemniscomys, то есть — полосатых мышей. Совершенно не ожидал, что их тоже используют в качестве кормовых культур.

Среди продававшихся на выставке змей преобладали виды «для чайников», что, впрочем, достаточно типично. Таких змей всегда должно быть много, поскольку подавляющее число посетителей желает вложить свои деньги во что-нибудь красивое и, желательно, непроблематичное в содержании. Поэтому не было ничего удивительного в том, что практически из каждой баночки на меня смотрели глаза королевских змей, маисовых полозов, подвязочных ужей или тигровых питонов.

С другой стороны, вся эта «простота» была достаточно хорошо представлена в плане вариаций окраса и узора. Пожалуй, среди маисовых полозов я не нашел только совсем уж элитных «Blood Red/ов и «Okeetee», такие же вариации как «Snow», «Ghost», «Creamsicle», «Motley» и некоторые другие предлагались очень многими торговцами.

С другой стороны, не менее хорошо были представлены вариации королевских змей (Lampropeltis) и тигровых питонов (Python molurus bivittatus), причем среди последних были очень и очень привлекательные формы. Например, такие вариации, как «Granit» или «Albino Granit».

Кроме тигровых питонов, из лож-ноногих можно было видеть разнообразных по окраске королевских питонов (P. regius), исключительно ярких кольчатых питонов (Liasis boa) и достаточно многочисленных зеленых питонов (Chonropython viridis) разных локалитетов.

Оставшийся ассортимент составляли сосновые змеи (Pituophis melanoleucus), подвязочные ужи (Thamnophis sirtalis), три подвида тонкохвостого полоза (Ortriophis taeniurus taeniurus, O. t. friesi и O. t. ssp. Blue Beauty), островные (Elaphe climacophora) и амурские (E. schrenkii schrenkii) полоза. Обильны были свиноносые змеи (Heterodon nasicus), среди которых встречались весьма привлекательные амеланистические формы с ярким желтым рисунком. Такие виды, как мангровая змея (Boiga dendrophila) или забавный листоносый уж (Lystrophys semicinctus) из Южной Америки встретились только единожды.

Интересно, что среди торговцев оказались и те, кто продавал змей из природы, в том числе пещерных (O. moellendorfii), килеватых (Phyllophis carinatus) и мандариновых (Euprepiophis mandarinus) полозов. Разговаривая на дикой смеси из английского, немецкого и, видимо, датского, они привлекали покупателя в первую очередь ценами, например, самка пещерного полоза стоила всего 90 €. С другой стороны, дальнейшая судьба этих змей скорее всего была предрешена — природные экземпляры очень плохо адаптируются к условиям неволи и часто гибнут.

Ядовитые были представлены в основном европейскими гадюками с большим креном в сторону асписовых (Vipera aspis). Было несколько человек, продающих куфий и кобр, но, каюсь, ядовитые змеи не вызывают у меня особого интереса, к тому же на тот момент не было времени как следует их разглядывать.

Широко было представлено также террариумное оборудование, витамины и препараты, а также сувенирная продукция. Из витаминов я обзавелся немецким препаратом Necton и смесями голландской фирмы Ter.

Среди участников и гостей выставки было много именитых специалистов. Так, известный герпетолог Клаус Дитер Шульц, автор многочисленных статей и одной увесистой монографии по роду Elaphe (ныне разделенного на несколько самостоятельных родов), а также владелец одной из лучших коллекций представителей этого рода, представил разводных бамбуковых полозов (Oreophis porphyraceus coxi) и ринхофисов Буланже (Rhynhophis boulengeri), фактически бывших единственными разводными представителями своих видов на выставке. Большое внимание специалистов привлекли такие знаменитости в мире герпетологии, как австрийцы Райнер Фессер и Христиан Янатш, а также Стефан Брогхаммер, известный специалист в области селекции змей (в основном — питонов) и автор постоянно используемой мной книги «Albinos: Color and Pattern Mutation in Snakes». В «ядовитом» зале располагался еще один знаменитый специалист — Андреас Гумпрехт.

С Маршелем Ван дер Фортом, одним из редакторов Litteratura Serpentium (официального журнала European Snake Society) и членом оргкомитета выставки, у нас оказалось множество общих интересов. Журнал выразил горячую заинтересованность в статьях от специалистов Тульского экзотариума: оказалось, западных коллег жутко интересует, как это у загадочных русских размножаются те животные, над которыми они безрезультатно корпят уже не один год.

Кроме выставки, мне удалось также посетить в Амстердаме дом известного герпетолога и террариумиста Фрика Гиллисена, который с удовольствием показал мне свою домашнюю коллекцию рептилий. Среди них были амеланисты китайских амурских полозов (Elaphe schrenki anomala) и островных полозов (Elaphe climacophora). И в природе, и в неволе эта змея, живущая только на одном из островов Японии, достаточно редка, а я так вообще видел ее в первый раз. Кроме этого, Фрик попытался похвастаться ринхофисами Буланже (R. boulengeri), яванскими желтоспинными полозами (Coelognathus flavolineatus) и бамбуковыми полозами (Oreophis porphyraceus coxi), в чем не преуспел, поскольку все это живет и размножается в коллекции Тульского Экзотариума. Тем не менее, я отметил отличное состояние всех животных — сытых, спокойных и всем своим видом уверенных в завтрашнем дне.

Отдельной статьей явились крокодиловые шинизавры (Schinisaurus crocodilurus), очень забавные и редкие ящерицы, ведущие практически полностью водный образ жизни. Еще не оправившись от шока и не совсем осознавая реалии отношений между Западом и Востоком, я умудрился договориться на их потенциальное потомство. Горькое осознание того, что получить шинизавров из Голландии будет очень и очень трудно, пришло несколько позже и сопровождает меня по сей день.

Добавить комментарий